- женский сайт, чат для мам, своими руками, женский клуб, дети, воспитание, рецепты, дача, семья, мода, дизайн, шопинг, льготы, женские советы, работа для женщин...

Среда, 26.07.2017, 13:39

Приветствую Вас Гость | RSS

(1519-1589)

Екатерина Медичи

В 30-е годы XVI столетия французский король Франциск I решил женить своего второго сына, тринадцатилетнего Генриха, на родственнице римского первосвященника. Брак этот был необходим монарху для осуществления его далеко идущих политических планов. А у Папы Климента VII, незаконнорожденного выходца из рода Медичи, подросла кузина (по некоторым источникам, внучка), которой он очень гордился. Она была на три месяца моложе принца Генриха.

Так вошла во всемирную историю Екатерина Медичи – королева, прослывшая изворотливо-умной правительницей, ловкой интриганкой и хитрой отравительницей неугодных, вплоть до собственных детей. Ее зловещая фигура предстает перед нами во многих авантюрно-исторических романах, будоража читательские умы тайной жестокого и сильного женского характера. Сама судьба Екатерины Медичи кажется захватывающим романом, в котором есть место и всепоглощающей страсти, и оскорбленной гордости, и трезвому расчету государственного человека.

Еще с детства девочка-сирота оказалась в самом центре политической борьбы. Семью Медичи во Флоренции никогда не любили, и однажды даже изгнали. Когда Медичи осадили Флоренцию, республиканцы, не удовлетворившись тем, что лишили девятилетнюю Екатерину всего состояния, заточили ее в монастырь.

Были и другие задумки победителей, касающиеся судьбы Екатерины: девочку предлагали поставить на стене между двумя зубцами под артиллерийский огонь либо отдать ее солдатам на поругание. Не эти ли проявления людской жестокости сформировали характер будущей королевы? Хотя, возможно, сказалась и тяжелая наследственность: многовековая история клана Медичи просто изобилует убийствами, заговорами и прочими темными делами.

Неизвестно, как повернулась бы судьба юной флорентийки, если бы не замысел французского монарха во что бы то ни стало породниться с Папой. Давно вызволенная из монастыря и уже привыкшая к титулу принцессы, четырнадцатилетняя Екатерина, покинув Флоренцию 1 сентября 1533 года, навсегда простилась с Италией.

«Свадьба Генриха Валуа и Екатерины продолжалась тридцать четыре дня, – рассказывал о событиях далекого времени Оноре де Бальзак. – …Папа
потребовал, чтобы оба эти подростка стали фактически мужем и женой в самый день торжества – до такой степени он боялся разных хитростей и уловок, которые были в эти времена в ходу».

Он хотел убедиться, что союз отныне нерасторжим и Франциск I не сможет сослаться на «несовершение брака», чтобы вернуть ему Екатерину. Впрочем, и сам король объявил о своем решении присутствовать на брачной ночи юных молодоженов – этот факт подтверждается несколькими свидетельствами.

Судьба неуклонно продвигала юную принцессу к власти. Настал день, и она поднялась на одну ступеньку выше по пути к трону: наследник престола, выпивший в Лионе стакан ледяной воды после партии игры в мяч, внезапно скончался. Лакей, подавший злополучный стакан, был приговорен
к четвертованию как цареубийца. Сегодня медики считают, что принц умер от пневмонии. Хотя до сих пор вокруг этой неожиданной смерти много
неясностей. Ведь Франциск обладал отменным здоровьем!

Екатерина Медичи называлась теперь супругой дофина – будущего короля Франции. Она казалась мягкой, милой и предупредительной по отношению к
фаворитке Генриха, Диане де Пуатье, изо всех сил скрывая свою ревность. А беспокоиться ей было о чем: поначалу Екатерина не имела детей, и ставший королем Генрих вполне мог развестись с ней.

По некоторым источникам, от бесплодия Екатерину избавил пророк и целитель Мишель Нострадамус. Став королевой Франции, она в течение десяти лет каждый год рожала по ребенку, с лихвой выполнив свой материнский долг. Это обстоятельство было только на руку ее сопернице.

Порой обеим женщинам приходилось объединяться против общего врага. Так произошло в случае с некой леди Флеминг, родившей сына от любвеобильного Генриха…

Как и многие в ее окружении, Екатерина верила в разного рода предзнаменования и была до крайности суеверной. Огромную роль в ее судьбе играла астрология.

Говорили, что в гороскопе самой Екатерины основные события ее жизни были предсказаны с поразительной точностью, непонятной для тех, кто отрицает оккультные науки: «Гороскоп этот предвещал те несчастья, которыми было отмечено начало ее жизни и которые относились ко времени осады Флоренции; ее выход замуж за принца крови, неожиданный приход этого принца к власти, рождение детей и их число. Троим из ее сыновей суждено было стать по очереди королями, двум ее дочерям – королевами, и все они должны были умереть, не оставив потомства. Все предсказания этого гороскопа исполнялись с такой точностью, что многие историки считают, что он был составлен задним числом» (О. де Бальзак).

Один из астрологов, Лукас Горик, однажды сообщил королеве, что некое сражение положит конец и царствованию ее мужа, и его жизни:«Следует избегать всех поединков в замкнутом пространстве, особенно к тому моменту, когда королю будет сорок один год, так как в этот период жизни ему угрожает рана в голову, способная повлечь за собой слепоту или смерть».

Нострадамус, которого Екатерина пригласила ко двору в 1556 году, опубликовал книгу, где содержалось следующее четверостишие:

Над старым львом возобладает львенок.

На площади турнирной будет поединок.

И в клетке золотой он выбьет ему глаз.

Мучительной бывает смерть подчас.

Мало того: накануне турнира, на котором был смертельно ранен Генрих II, Екатерине во сне отчетливо привиделся момент рокового удара. Ее тонкая душа предчувствовала беду… И та, что прослывет в будущем безжалостной отравительницей, страстно умоляла супруга не принимать участия в турнире. Все было напрасно – Генрих шел навстречу собственной гибели! Турнир же, ставший для него роковым, был посвящен предстоящему бракосочетанию двух пар – сестры короля Маргариты с герцогом Савойским и его дочери с королем Испании Филиппом II.

«Под палящим солнцем король выехал на ристалище в черном и белом – цветах Дианы де Пуатье. Поединок начался немедленно, – пишет историк Ги де Бретон. – Все шло отлично. Однако, когда он вытирал пот после второго боя, Екатерина попросила передать ему, «чтобы он больше не сражался ради любви к ней».

– Передайте королеве, что именно ради любви к ней я и хочу вступить в этот бой, – сказал король…И тогда-то на глазах у мертвенно-бледной королевы исполнились пророчества: бойцы устремились навстречу друг другу, и копье Монтгомери сломалось о шлем короля с такой силой, что открылось забрало.

В толпе раздался крик, и королева рухнула без сознания.Генрих II с окровавленным лицом цеплялся за свою лошадь. Все побежали к нему; наконечник копья пробил ему правый глаз и проник в череп. – Я погиб, – прошептал он».Когда король, не приходя в сознание, скончался, Екатерина Медичи получила смиренное письмо, подписанное Дианой де Пуатье.

Екатерина Медичи проявила великодушие: «Я хочу лишь, чтобы «мамаша Пуатье» никогда больше не появлялась при дворе», – твердо заявила она.
И всерьез занялась государственными делами, в том числе – коронацией своего пятнадцатилетнего сына Франциска.

Церемония состоялась в Реймсе 18 сентября 1559 года. Новый монарх был болезненным юношей, и его здоровье очень беспокоило Екатерину, которая даже обвиняла невестку, хорошенькую Марию Стюарт, в… слишком пылком темпераменте, который, по ее мнению, шел не на пользу юному супругу. Материнское сердце тревожилось не случайно: Франциск II скончался от абсцесса в мозгу, процарствовав чуть больше года.

«Здоровье короля очень неопределенно, – доносил своему двору посол Тосканы, – и Нострадамус в своих предсказаниях на этот месяц говорит, что смерть короля наступит до нового года». Так и произошло: 5 декабря 1560 года Франциск II скончался. В смерти обвинили виночерпия, который будто бы подмешал в пьянящий напиток яд. Впрочем, о достоверности этого факта до сих пор спорят историки. Зато точно установлено, что еще в бытность Франциска дофином (в 1555 году) предпринималась попытка его отравления. Сценарий традиционный: роскошный пир, виночерпий… И если б не целительский талант Нострадамуса, Франциск так и умер бы дофином.

Юная Мария Стюарт была вынуждена бежать от ненависти королевы-матери в Шотландию, оплакивая загубленную юность, несостоявшуюся любовь и,
возможно, смутно предчувствуя свою дальнейшую трагическую судьбу.

Екатерина же объявила себя регентшей: новому королю, Карлу IX, было только десять лет. Этот угрюмый и жестокий подросток имел болезненное пристрастие к крови – он убивал животных ради собственного удовольствия, перерезал горло своим собакам, душил птиц.

Так проходили годы. Была ли в жизни королевы-матери иная радость, кроме ее царственных детей?

«Несмотря на то, что она была итальянкой и принадлежала к страстному роду Медичи, даже кальвинисты, которые возвели на нее столько клеветы, не могли приписать ей ни одного любовника», – напишет Бальзак о Екатерине Медичи.

До конца дней своих она носила траур по Генриху II, и головной убор из черного бархата, подобно монашескому капюшону, облегал ее властное и холодное лицо. Но все-таки одно имя история до нас донесла… Это Франсуа Вандом, которого королева сделала своим доверенным лицом еще при жизни супруга. После его смерти сугубо официальные отношения перешли в более интимные. Но когда ей пришлось выбирать между ним и собственной репутацией, она выбрала последнюю. Верный соратник и любовник был на несколько месяцев заточен в тюрьму, а выйдя на свободу, умер в тот же день.

Высокомерный, презрительный и болезненный Карл вырос невыносимым тираном. Отношения его с матерью оставляли желать лучшего, хотя он пока не мог обойтись без ее советов. Неоднократные попытки отравить этого монарха, замечают некоторые авторы, заканчивались ничем. Карл правил четырнадцать лет (все это время придворным врачом числился Нострадамус) и умер в 1574 году.

Не секрет, что Екатерина постоянно заигрывала то с протестантскими, то с католическими державами – в зависимости от того, с кем ей на данный момент было выгодно вести дела. В результате она сама запуталась в хитросплетениях своей политики, что и послужило толчком к кровавым событиям Варфоломеевской ночи (24 августа 1572 года). В этом однажды прилюдно и обвинил ее родной сын Карл. Затем твердо дал понять, что править государством намерен единолично, без материнских советов.
Такого поворота событий властолюбивая Екатерина никак не ожидала. Примирение – по крайней мере внешнее – состоялось за ужином, после которого, говорят, Карл и занедужил…Впрочем, некоторые современные западные исследователи давно пересмотрели суровый приговор, вынесенный Екатерине скорее не историей, а легендами.«Уточним, – пишет один из них, Ф. Эрланже, – что флорентийка, столь известная содеянными ею преступлениями такого рода, не совершила ни одного, в отношении которого история имела бы доказательства и могла бы поэтому признать за факт».

«Представление о Екатерине Медичи как отравительнице было еще в 1901 году убедительно опровергнуто доктором Нассом, – сообщает и российский
автор Е. Черняк в своей книге «Тайны Франции». – С того времени рассказы о ядах флорентийки большинство серьезных историков относят к фантазиям романтической литературы».

К ее, несомненно, лучшим образчикам относятся «Хроника Карла IX» Проспера Мериме и знаменитая трилогия Александра Дюма: «Королева Марго», «Графиня Монсоро» и «Сорок пять».

…Из всех сыновей любимцем Екатерины был Генрих. Современники рассказывают о нем как «о самом любезном, хорошо сложенном и красивом принце своей эпохи». Мать добилась избрания его польским королем. Когда любимый сын уезжал в Польшу, уста королевы Екатерины произнесли пророческие слова: «Ты скоро вернешься!»

30 мая 1574 года король Карл IX умер в возрасте двадцати четырех лет, как считает современная наука, от чахотки. Так королем Франции стал любимый сын Екатерины, Генрих.

Говорили, что он не пропускал ни одного смазливого юноши. Позорный порок, в который погрузились вслед за королем все придворные модники, приводил Екатерину в отчаяние. Она пыталась обратить внимание сына на многих прекрасных женщин – бесполезно! Несколько раз королева-мать разговаривала с Генрихом о трагическом положении королевства – ведь он совсем не занимался государственными делами. А главное, стране нужен был наследник! Увы, слова ее не достигали цели. Обожая маскарады, на которых он появлялся в костюме дикарки или амазонки с обнаженной грудью, Генрих проводил ночи за шитьем очередного немыслимого наряда и за изобретением новых танцевальных па.

В 1588 году наступил кульминационный период религиозных войн. С ведома Генриха III были убиты герцог Гиз, его старый друг и главный политический противник, а также кардинал Лотарингский. Неудивительно поэтому, что в Париже повеяло мятежом. Появились листовки о «Его величестве гермафродите», было сожжено изображение королевы-матери, этой «старой ведьмы», давшей жизнь сыну-извращенцу. Настал день, когда перед Лувром раздались возгласы: «Долой Валуа! Смерть Валуа!» Так впервые за тысячу лет зашатался трон Франции…

Приближающаяся к своему семидесятилетию, Екатерина Медичи так и не оправилась от этого потрясения. 3 января 1589 года она слегла. Какие мысли посещали больную королеву? Думала ли она о своей ушедшей молодости, в которой ее никто по-настоящему не любил, или о сошедших в могилу нежизнеспособных сыновьях, или о Генрихе, против которого судьба уже нацеливала жестокую руку убийцы, монаха-доминиканца Жака Клемана?

Ведала ли она о часе своей кончины? Вполне возможно.

«Когда королеве захотелось узнать, какою смертью умрет она сама, ей было сказано, что она должна остерегаться Сен-Жермена, – пишет Бальзак.
– С этого дня, думая, что ее или заключат в тюрьму замка Сен-Жермен, или убьют в этом замке, она ни разу туда не показывалась…»

«4 января ее пришел осмотреть новый врач, сказал, что она устала, и заявил, что останется у ее изголовья до утра, – подтверждает Бретон. – «Но я вас не знаю. Как вас зовут?» – «Меня зовут Сен-Жермен, мадам». Она умерла через три часа…»

Умерла, прожив ровно столько, сколько ей было предсказано всеми ее гороскопами.

женский сайт "просто мама", семейный клуб, женские увлечения, интересные рубрики для женщин, льготы для мам и детей