- женский сайт, чат для мам, своими руками, женский клуб, дети, воспитание, рецепты, дача, семья, мода, дизайн, шопинг, льготы, женские советы, работа для женщин...

Среда, 18.10.2017, 08:34

Приветствую Вас Гость | RSS

(1883-1971)

Габриэль (Коко) Шанель

«Шанель № 5»… Именно эти духи принесли ей мировую славу и состояние. И мало кто знает, что их создательница – Габриэль Богэр Шанель, родилась в далеком 1883 году в богадельне на западе Франции.

В семье, в которой отец был ярмарочным торговцем, а мать – кухаркой и гладильщицей, родилось четверо детей. Когда девочке исполнилось шесть лет, мать умерла от астмы и истощения, и отец (по некоторым сведениям, алкоголик) перед отъездом на заработки в Америку определил двух дочерей в приют при монастыре, где Габриэль и прожила до семнадцати лет. Там она и научилась шить.

В двадцать лет девушка устроилась продавщицей в магазине городка Мулен. Хорошенькую мадемуазель по вечерам часто приглашали в местный кафе-шантан, где бывшая воспитанница монастыря попробовала себя в роли исполнительницы модных тогда куплетов «Кукареку». Встречали ее криками «Коко!», и это имя привязалось к ней уже на всю жизнь. Сама Шанель не любила вспоминать о своей певческой карьере и объясняла это прозвище по-своему: «Мой отец обожал меня и называл цыпленочком (по-французски «коко»)».

Однажды среди посетителей оказался лейтенант Этьен Бальсан, блестящий аристократ. К тому времени он уже заканчивал военную службу и собирался заняться разведением скаковых лошадей. Не долго думая, он увез мечтавшую о счастье Коко с собой в Париж. Это было похоже на сказку: прекрасный юноша, наследственный замок, аллеи старинного парка… Да только в замке уже хозяйничала официальная любовница Бальсана, знаменитая красавица Эмильенн д`Алансон. Надо отдать должное Габриэль: она знала свое место и не устраивала сцен. Веселая, остроумная, умевшая очаровать великосветских гостей и блеснуть немыслимым нарядом, сотворенным собственными руками, Коко постепенно становилась все более необходимой в доме.

Она быстро завоевала репутацию женщины, умеющей одеваться. Ее платья копировали. А ее головные уборы… По ним вздыхали все окрестные модницы, не подозревая, что пленившее их чудо – обычная старая мужская шляпа, где-то подрезанная, где-то примятая, сдвинутая набок и нахлобученная чуть ли не задом наперед. Ей подражали, ею восхищались. А она каждую минуту училась: правильно говорить, вести себя за столом, танцевать, есть устрицы, кататься верхом.

Так прошло пять или шесть лет. Конечно, она очень хотела выйти замуж за Бальсана, но тот и не думал жениться на ней.

В 1908-м двадцатипятилетняя Коко познакомилась с богатым англичанином – промышленником, да к тому же ценителем литературы, живописи, музыки Артуром Кейпелом по прозвищу Бой, который вскоре стал ее любовником. Как раз он и посоветовал открыть будущей «великой мадемуазель» шляпный салон со смелой вывеской «Моды Шанель» и дал денег на покупку помещения. Хотя есть сведения, что определенную финансовую лепту внес и первый похититель сердца Коко – Этьен Бальсан.

Заказчицами Шанель стали многие светские красавицы. Дела пошли довольно успешно, и Коко решила представить на суд широкой публики свои первые модели одежды – без пышных тяжелых юбок и корсетов, свободные и удобные. Позже она изобрела пижаму, первой разработала кардиган (сшитый по косой пиджак без фиксированных плеч)… В работе она руководствовалась принципом: «Чем меньше излишеств, тем лучше». Коко обожала рыться в гардеробе своих любовников, находя в мужской моде неисчерпаемый источник новых идей. Однажды, наблюдая, как один из них играет в поло, она, чтобы согреться, накинула на себя его большой свитер, перехватив по талии шарфом. Так родилось первое в мире платье из джерси. Она разрезала свитер спереди, чтобы не надевать через голову, пришила тесьму, воротничок, бантик… Получилось нечто восхитительное.

Короткую стрижку придумала не Шанель, но именно с ее легкой руки женщины всех возрастов спешили расстаться с длинными косами. Сама она рассказывала, что это получилось совершенно случайно: она собиралась ехать в оперу, неожиданно вспыхнула газовая колонка, опалив ей волосы. Пришлось взять ножницы и обрезать подпаленные пряди. Вечером в театре все дамы смотрели не на сцену, а на нее, неподражаемую Коко, снова совершившую очередную маленькую революцию.

Именно она ввела в моду бижутерию – фальшивые драгоценности, носить которые раньше решались лишь дамы с сомнительной репутацией. А Коко смешала на собственной шее настоящий жемчуг с пластмассой, и Париж (а затем и весь мир) безропотно «проглотил» это.

Она любила Боя Кейпела и была ему благодарна за обретенную независимость (долг свой она ему позже вернула). Он же, несмотря на то, что вскоре сделался официальным женихом дочери богатого баронета, не порывал связи с Коко. Его смерть в автомобильной катастрофе стала для нее страшным потрясением. Она не могла носить траур, потому что они не были женаты, но одела в черное весь мир – так гласит легенда. Коко отрицала это, но факт остается фактом: именно она смело ввела в моду черный цвет, который до нее в обычных условиях не носила ни одна женщина, тем более в торжественных случаях.

«В течение четырех или пяти лет, – рассказывала Шанель, – я делала только черное. Мои платья продавались, как булочки с какой-либо начинкой – маленьким белым воротничком, обшлагами. Все носили их: актрисы, светские дамы и горничные».

Но самое главное открытие ждало ее впереди…

Начиналось все с любовного приключения. Роман Коко с великим князем Дмитрием Павловичем (внуком Александра III и кузеном Николая II), отправленным русским царем в изгнание за участие в убийстве Распутина, был коротким, но бурным.

Встречей с этим представителем русской царствующей фамилии она была обязана хореографу Сергею Дягилеву. Шанель восхищалась русским балетом, часто ходила в театр на выступления Вацлава Нижинского. С самим Дягилевым она познакомилась во время Первой мировой войны – тот обосновался в Италии и находился в весьма плачевном положении. Скандалом закончилась премьера «Весны священной» Игоря Стравинского: зрители не приняли ни новаторской музыки, ни хореографического эксперимента Дягилева. Он решил сделать вторую постановку балета, но денег на нее не было.

Удача улыбнулась ему в образе Коко, которая вручила хореографу чек на солидную сумму и бесплатно сделала костюмы для нескольких его балетов. До конца своей жизни Шанель повторяла, что Дягилев был ее главным и единственным учителем, хотя признавала его тяжелый, а порой и невыносимый характер. Он же однажды признался: «Ты – единственная женщина, которую я бы мог полюбить».

Дягилев ввел Коко в мир «русского Парижа», и с тех пор на улице Камбон, где разместился дом моделей Шанель, зазвучала русская речь. Посетителей у входа встречал бывший губернатор Крыма, граф Кутузов, который пятнадцать лет заведовал приемной в Доме Шанель. Великая княгиня Мария Павловна, которая, если б не революция, стала бы королевой Швеции, возглавила мастерскую русской вышивки.

«Все эти великие князья, – вспоминала Шанель, – были похожи друг на друга: прекрасное лицо, которое ничего не выражало, зеленые глаза, тонкие руки… Мирные, даже застенчивые люди… Они пьют, чтобы избавиться от страха. Эти русские величавы, красивы, великолепны. Но за всем этим ничего нет, только пустота и водка».

Сохранились, однако, и другие ее впечатления:

«Русские меня всегда восхищали. Их любимое «все, что твое, то и мое» приводило меня в состояние опьянения. Все славяне отличаются утонченностью, естественностью, даже самые несчастные из них незаурядны».

Вместе с князем Дмитрием Габриэль посетила городок Грасс, раскинувшийся в горах над Ниццей, где и познакомилась с неким парфюмером по имени Эрнест Бо. Молодость свою парфюмер провел в Санкт-Петербурге, поскольку отец его служил при царском дворе. Приятно удивленный встречей с великим князем и его очаровательной спутницей, этот знаток своего дела простодушно открыл новым знакомцам 24 ингредиента будущих новых духов.

Коко весьма удачно воспользовалась секретом грасского парфюмера. Добавив еще несколько компонентов, она вскоре, в 1921 году, выпустила знаменитые духи «Шанель № 5», которые быстро завоевали рынок (из всех пробных флаконов именно в пятом оказалась смесь, ставшая новой маркой). Это были первые в мире духи со сложным запахом – ведь доныне использовались, как правило, лишь простые цветочные ароматы.

Вскоре духи принесли Коко огромное состояние (на день ее смерти оно оценивалось в 15 миллионов долларов). Три года спустя она основала фирму по производству духов, пригласив в компаньоны братьев Вертхаймеров.

К середине 1930-х годов русские страницы жизни Коко оказались почти полностью перевернутыми. Умер Дягилев, перебрался в США Стравинский, одно время очень увлекавшийся Шанель… Коко предстояло еще пережить самую блестящую победу и самое горькое разочарование. В ее жизнь вошел герцог Вестминстерский, член английской королевской семьи, богатейший человек в Великобритании, а может, и во всей Европе. Они прожили вместе три года, много путешествовали, появлялись в свете, он осыпал ее подарками… Герцог предлагал руку и сердце, но Коко отказала. Говорят, не хотела оставить свой Дом: мол, герцогинь Вестминстерских много, а Шанель одна. На самом деле все было проще и печальнее. Коко была уже в солидном возрасте и не могла подарить герцогу наследника. Ему пришлось жениться на другой…

Когда прямо на теннисном корте с ракеткой в руке скоропостижно скончался художник Поль Ириб, который только что оформил развод, чтобы жениться на Шанель, стало ясно: ее надеждам на женское счастье не суждено сбыться. Это была последняя любовь Шанель. Она так и не вышла замуж, оставшись вечной «невестой Моды». Может быть, именно поэтому никогда не завершала свои показы традиционным подвенечным платьем…

Во время Второй мировой Шанель поначалу заняла вполне патриотичную позицию и даже пошла на рискованный шаг, показав свою коллекцию одежды в сине-бело-красных цветах (национальный триколор Франции). Но затем решила закрыть свой Дом моды и уединиться в роскошном парижском отеле «Ритц».

Но ее добровольное заточение длилось недолго: Коко нашла для себя новое занятие. В биографии этой знаменитой женщины нетрудно обнаружить «белое пятно» – годы оккупации Франции нацистами. По одной версии, она провела их в Швейцарии, по другой – не выезжала из Франции. Рассекреченные не так давно архивы английской разведки пролили свет на тогдашнюю деятельность Коко.

Через своего знакомого Шанель связалась с Вальтером Шелленбергом – шефом разведслужбы СС и доверенным лицом Гиммлера. Вспоминая об этом деле в 1945 году, он на допросе английской разведки заявил следующее:

«Мне представили женщину, сказав, что она достаточно хорошо знает Черчилля, чтобы вести с ним политические переговоры. Она назвала себя врагом Советской России и утверждала, что желает помочь Франции и Германии, судьбы которых, по ее словам, тесно связаны между собой…»

После освобождения Парижа Шанель была сразу же задержана за сотрудничество с оккупантами. Но за решеткой пробыла недолго – всего один час. Говорят, что за нее хлопотали весьма важные особы, в том числе сам Черчилль. Единственное, чего потребовали от Коко новые власти в обмен на свободу, – немедленного отъезда из Франции. Она перебралась в Швейцарию, где возобновилась ее связь с Вальтером Шелленбергом. Пока бывший эсэсовец находился в заключении, она регулярно писала ему, а после его выхода на свободу в 1951 году продолжала поддерживать Шелленберга даже материально. В 1952-м он скончался, и Габриэль взяла на себя все расходы по его похоронам.

История жизни Шанель на этом не закончилась. Улеглись послевоенные страсти, и ей разрешили вернуться во Францию, где «великая мадемуазель» активно работала в модельном бизнесе еще более пятнадцати лет. Тысячи женщин во всем мире оставались верны стилю Шанель. Самые знаменитые звезды боролись за право стать клиентами мадемуазель Коко – Ингрид Бергман, Жанна Моро, Роми Шнайдер. Коко лично присутствовала на примерках.

О перипетиях ее бурной личной жизни, ее баснословных гонорарах и звездных клиентах были написаны сотни книг и бесчисленные статьи на всех языках мира. На Бродвее с успехом шел мюзикл «Коко». Был задуман фильм «Одинокая Шанель», который сняли уже после ее смерти. Но сама Шанель ощущала себя почти в тупике. Да, имя ее сверкало по-прежнему в мире моды, но набирали высоту и новые имена. К ним Шанель относилась подчас весьма иронично. Например, о разработанном Кристианом Диором стиле не без сарказма заметила: «Одежда, предложенная мужчиной, который не знает женщин, у которого никогда не было женщины и который хотел бы быть женщиной!»

Скончалась Габриэль Богэр Шанель по прозвищу Коко в 1971 году одинокой и бездетной. Ей было восемьдесят семь лет.

женский сайт "просто мама", семейный клуб, женские увлечения, интересные рубрики для женщин, льготы для мам и детей